Русский старожильческий комплекс


Путеводитель содержит описание Русского старожильческого комплекса Этнографического музея народов Забайкалья (Республика Бурятия, г. Улан-Удэ). В нем представлены материалы по истории и этнографии забайкальских казаков и старожилов из фондов музея.

Одним из наиболее интересных комплексов Этнографического музея народов Забайкалья является русский старожильческий экспозиционный комплекс. Он представляет материальную и духовную культуру самой многочисленной этнической группы населения Сибири – русских старожилов, а именно забайкальского казачества и пашенных крестьян. В плане дальнейшего развития музея предполагается завершение экспозиции русского старожильческого комплекса. Для этого необходимо строительство дома для работников в усадьбе станичного атамана, перенос и воссоздание в музее усадьбы рядового казака, устройство гумна, мельницы, пашни и огорода в усадьбе пашенного крестьянина, строительство острожной башни. В плане дальнейшего развития музея предполагается завершение экспозиции русского старожильческого комплекса. Для этого необходимо строительство дома для работников в усадьбе станичного атамана, перенос и воссоздание в музее усадьбы рядового казака, устройство гумна, мельницы, пашни и огорода в усадьбе пашенного крестьянина, строительство острожной башни.

Первые отряды русских казаков впервые пришли в Забайкалье в 1646 г., освоение Сибири, в том числе Забайкалья, началось с постройки зимовий и острогов.

Первые поселенцы – казаки и промышленные люди, несли ратную службу и, облагая ясаком местные народы, осуществляли управление краем. Содержались они за счет казны, получая денежное, хлебное, соляное жалованье.

После заключения между Россией и Китаем Буринского договора 1727 г. о границе большая часть забайкальских казаков была переселена на китайско-монгольскую границу для охраны порубежных земель. Пограничные острожки и караулы постепенно превращались в поселки и станицы.

В 1851 г. было создано Забайкальское казачье войско. Оно было разделено на четыре военных отдела: первый и второй конные отделы, третий и четвертый пешие отделы. Войско насчитывало 51 тыс. человек. Например, первый конный отдел состоял из станиц и поселков конного войска Западного Забайкалья (Троицкосавского и Селенгинского уездов) и включал все пограничное войско, забайкальский казачий городовой полк, все инородческие (бурятские) полки. Воинскую повинность казаки отбывали с 19 лет.

Казаки знали пеший и конный строй, рубку саблями, ружейные приемы, верховую езду.

Правительственным указом 1796 г. забайкальское казачество было освобождено из податного состояния и составило особую сословную группу населения. В казачьих станицах находились административное управление, цейхгауз, плац для учения, казарма.

Многие казачьи поселения размещались на высоких степных плоскогорьях, мало пригодных для земледелия, но удобных для животноводства. Станичные казаки служили с пашни, вели самостоятельное хозяйство, занимаясь в основном животноводством, особенно табунным коневодством: разводили забайкальских степных лошадей, которых поставляли армии.

Поселения огораживали изгородью, выделяя выгон для скота. Если первоначально у русских старожилов характерной была разбросанная застройка, то с середины XIX в. она стала линейной, двухпорядковой, особенно в казачьих селениях. Войсковая администрация стремилась упорядочивать строительство.

При строительстве русского старожильческого комплекса в музее учтены наиболее типичные варианты жилых и хозяйственных построек XIX – начала XX вв. в комплексной связи между собой.

Все дома и хозяйственные постройки являются подлинниками и представляют собой образцы народного зодчества. Перевезены они в музей из разных мест Забайкалья.

В усадьбе станичного атамана, площадью 1700 кв.м., преобладает замкнутое пространство, огороженное по периметру высоким заплотом из плах и поделенное на передний и скотный дворы, огород. Все хозяйственные постройки являются типичными, планировка усадьбы развитая с многообразными хозяйственными постройками. На переднем открытом дворе по периметру расположены жилой дом, амбары, завозня, навес. Амбар представляет собой двухкамерное помещение с сусеками для зерна, с крытым крыльцом-галереей, с двускатной тесовой крышей. Предназначен он для хранения зерна и хозяйственных нужд. К амбару торцом примыкает завозня – постройка с широкими двупольными распашными дверьми для хранения повозок, саней, инвентаря, сбруи. К завозне пристроен однокамерный амбар с погребом. Далее следует крытый навес. Под навесом хранятся орудия труда, средства передвижения, рыболовные снасти и т.д.

Все постройки являются памятниками XIX в. и перевезены из с. Халзаново Прибайкальского района Бурятии.

Помещения для скота примыкают к задней грани усадьбы и состоят из конюшни, хотона для овец, стаек для крупного рогатого скота.

Здесь же размещено крытое гумно – площадка для обмолота зерна.

В огороде находится колодец под двускатной крышей с воротом на цепях.

Огород обнесен оградой из жердей. Здесь размещали рассадник – парники из срубных полубревен в 2 – 3 венца.

Наиболее четкая планировка усадеб была в казачьих селениях. В усадьбах отсутствовали сады и насаждения. Только с начала XX в. появились небольшие палисадники перед домами на улице, но мера эта являлась обязанностью. Засаживали палисадники тополем, березой, черемухой.

Планировка усадеб была обычно прямоугольной, с домом у передней грани и небольшими хозяйственными постройками.

В конце XIX – начале XX вв. богатые крестьяне и казаки строили «круглые» дома. Одним из таких домов является дом станичного атамана, находившийся в Заудинской станице г. Верхнеудинска на Вознесенской улице. Точная дата строительства дома не установлена, в купчей о продаже указана дата 1881 г. Дом приобретен в 1979 г. и перевезен в музей. Он представляет собой сруб «в лапу» с четырехскатной круглой крышей стропильной конструкции, имеет рубленые сени, переходящие в застекленную веранду.

Веранды были характерны для круглых домов. Вероятно, этот тип конструкции был принесен казаками со своей этнической родины, т.е. из области войска Донского и Кубани, где в основном бытуют жилища подобного типа. В то же время здесь прослеживается однотипность с северно-русскими домами. Дом смотрит на улицу тремя окнами и стоит к ней торцом. Остальная часть с входным крыльцом располагается во дворе. Наружный декор дома представляет следующее:

Под крышей дома резной тесовый карниз закрывает проемы между срубом и крышей. восемь окон с наличниками и ставнями декорированы пропильной и накладной резьбой в виде ромбиков, розеток и завитушек.

Дом делится дощатыми перегородками на избу – кухню и парадные покои. В интерьере прослеживается совмещение различных стилей: здесь соседствуют элементы традиционного крестьянского и нового городского. Богатые казаки, занятые оптовой торговлей, имели тесную связь с городом, и это оказывало заметное влияние на планировку дома и интерьера.

Особенно это стало проявляться в конце XIX – начале XX вв. в убранстве и отделке парадных комнат, где прослеживаются различия, вызванные социальным расслоением в среде казачества. Интерьер дома богатого казака был разнообразен. Путешественники и исследователи отмечали, что в домах богатых казаков можно найти все, кроме европейских вин. В избе – кухне готовили пищу, отдыхали. Часть избы-кухни называлась кутью. В кути много места занимала русская печь по-белому. Здесь же висел на стене подвесной «шкапчик» с глиняной, деревянной, берестяной посудой. Обязательной частью интерьера являлась кадушка для воды, медный, позднее никелированный, самовар. Рядом с кадкой ставили лохань, над которой вешали, смотря по достатку, глиняный или чугунный рукомойник.

С распространением домов с несколькими «покоями» у богатых казаков и крестьян появились парадные комнаты, которые назывались «передом». Это была чистая половина дома, размещавшаяся рядом с кухней, избой или через коридор – сени.

В одной из передних комнат, называемой горницей, имелся передний угол, где висели полочки с иконами в фольговых ризах и киотах, украшенные бумажными цветами. Тут же на полки клали вербу, пасхальные яйца, масло в бутылочках. Под иконами стоял угловой столик, рядом – большой «середочный » обеденный стол.

Полатей у казаков не было. В парадных комнатах стояла лучшая мебель и предметы убранства. Стены этих комнат оклеивали шпалерными обоями, а кухню – избу оставляли бревенчатой и белили. Вдоль стен стояли стулья с изогнутыми ножками различной отделки, деревянный диван с подлокотниками – конопелька, резная деревянная кровать под ситцевым пологом с оборками, с большими белыми подушками и ткаными пикейными покрывалами.

Украшением горницы являлась «горка» - угловой шкаф с застекленными дверцами, где хранили фарфоровую и фаянсовую посуду, в том числе и китайскую. «Середочный» стол накрывался браной скатертью или ковром. По стенам парадных комнат развешивали зеркала, лубочные картинки. С начала XX в. в богатых домах стали появляться на окнах шторы – «гардины». В парадной комнате обычно висело оружие – сабля и платье казака.

В спальной комнате стоял тяжелый сундук для хранения одежды, покрытый петельным шерстяным ковром.

В отличие от крестьян, все казаки носили военную форму, которую «справляли» сами, т.е покупали или шили. Казак обмундировывался, снаряжался строевой лошадью за свой счет.

Мундир казака представляет собой китель из черного сукна с желтыми погонами, с долгими рукавами, с невысоким стоячим воротником, с потайной застежкой, и шаровары с желтыми лампасами, заправленные в высокие хромовые сапоги.

В повседневной одежде казачек и крестьянок было много общего. В экспозиции дома станичного атамана представлены туникообразная рубаха, прямой ситцевый или далембовый сарафан, юбка на гашнике из нескольких полотнищ, запон.

Повседневную женскую одежду шили из холста, дабы, ситца, а праздничную из шелка, сатина, кашемира. Выходить на улицу без запона женщине считалось неприличным.

В конце XIX – начале XX вв. в Забайкалье широко распространилась городская одежда. Черты городского быта стали проникать в деревню. Особенно сильным было городское влияние на зажиточные слои крестьянства.

В женском костюме казачек появились юбка и кофта городских фасонов из одинакового покупного материала – «парочка». Парочки шили атласные, кашемировые, гарусные, репсовые, сатиновые.

Обувь носили «домодельную», т.е. ичиги, чирки, катанки. В начале XX в. в станицы и деревни стала проникать городская обувь: ботинки – «штиблеты», сафьяновые сапожки.

УСАДЬБА ПАШЕННОГО КРЕСТЬЯНИНА

Отсутствие земледелия в Забайкалье приводило к огромным расходам на доставку продовольствия из Енисейска.

Для развития земледелия и обеспечения продовольствием на вновь присоединенных территориях были заселены в принудительном порядке, начиная с 1800-х гг., «крестьяне на пашню» из беглых помещичьих крестьян и рекрутов (солдат). Им были отведены пахотные земли.

Русское население селилось «чересполосно» с местными народами. Среди кочевий бурят и эвенков возникали поселения русских.

С течением времени земледелие в Забайкалье получило развитие, в особенности в долинах рек Селенги, Хилка, Онона. К середине XIX в. земледелие стало основным занятием крестьян Верхнеудинского округа.

Дом вывезен из с. Батурино Прибайкальского района Бурятии. Построен в 1883 г. наружный вид этого неказистого деревянного дома ничем не примечателен, но вместе с тем он представляет собой типичную великорусскую постройку первых насельников края. Это зимовье в виде небольшой низкой деревенской избы с тремя небольшими косящатыми окнами. Входная дверь ведет из холодных сеней в единственную низкую комнату, занятую почти на одну треть громадной неуклюжей глинобитной русской печью на деревянном фундаменте.

Дом самцовой конструкции, потолок из круглых бревен, пазы между бревнами проконопачены мхом. Пол не окрашен. Чтобы дольше сохранить такой пол чистым, его посыпали прокаленным речным песком. Потолки и стены в домах у зажиточных крестьян обычно были побелены известью до половины. Мебель в избах крестьян состояла исключительно из длинных лавок, прямоугольных столов, полок, завешанных холстиной.

Характерной особенностью крестьянских домов являлась чистота и опрятность. Полы, столы, лавки мыли каждую субботу. Дважды в год к Рождеству и Пасхе белили стены. Внутри домов чистота соблюдалась до чрезмерности, не вымыть полы к празднику считалось большим грехом.

Напротив дома расположены двухкамерный амбар, двухстенный сарай, завозня постройки 1919 г., перевезенные из с. Клечнево Прибайкальского района Бурятии.

ВЫСТАВКА «ИЗ ИСТОРИИ КАТОРГИ И ССЫЛКИ» (ЭТАПНЫЙ АМБАР)

С 1673 г., когда был сослан знаменитый украинский гетман Демьян Многогрешный, начинается ссылка в Забайкалье за проступки лиц чиновных – «в казачью службу», а казаков и крестьян – «в пашню». С 1704 г., когда был пущен первый сереброплавильный завод в Нерчинске, на протяжении двух столетий на Нерчинских рудниках применялся подневольный труд каторжан и ссыльных.

Амбар, перенесенный из с. Кульский станок Хоринского района Бурятии, является частью этапного пункта и представляет собой трехкамерное помещение. Здесь экспонируется постоянная выставка «Из истории каторги и ссылки в Забайкалье». На выставке представлены скудные предметы этапных ночлежных помещений, которые вызывают интерес у посетителей: кадки, деревянные ушаты, лохани для воды, фонари, топоры, подсвечники, замки для запирания дверей этапов, арестантский жилет, ножные и наручные кандалы и т.д.

Архивные документы беспристрастно свидетельствуют, что «из восьми этапов от Кабанска до Сретенска лишь два содержались в сравнительном порядке и чистоте, остальные годились скорее под стойло для скота, чем для людей, хотя бы даже лишенных всех прав состояния» (Станюкович, «По этапам». Вестник Европы, 1916, с. 88).

К концу XVIII в. все крестьянское население Восточного Забайкалья было приписано к Нерчинским заводам.

На всем пути прохождения ссыльных и каторжан по Московскому тракту из центра России вглубь Забайкалья до Нерчинских заводов стояли через каждые 25 верст этапы и полуэтапы для ночлега каторжан. В Верхнеудинском округе находилось более 20 таких пунктов, как, например, Мысовский, Боярский, Онорхойский, Кульский, Погромнинский, Холэйский, Телембинский и др.